Как делаются революции. Приключения японского шпиона Акаси в России (страницы истории)

Штабс-капитана Рыбникова звали Акаси

Виталий ГУЗАНОВ

Те, кто читал повесть Александра Куприна "Штабс-капитан Рыбников", наверное помнят, что этот "маленький, черномазый, хромой офицер, странно болтливый, одетый в общеармейский мундир..." появлялся в день по нескольку раз в различных присутственных местах: главном штабе, комендантском управлении, комитете о раненых, управлении казачьих войск и даже в полицейских участках, обращаясь к военным и гражданским чиновникам с жалобами, претензиями и попрошайничеством, хотя цель у него была другая, он проявлял интерес ко всему, что касалось русско-японских событий в Маньчжурии и в Порт-Артуре...".

Был ли на самом деле штабс-капитан Рыбников японский супер-шпион, или этот образ всего лишь фантазия купринского таланта? Сегодня можно ответить на этот вопрос определенно: реальный прототип Рыбникова существовал, хотя судьба действительного японского разведчика, весьма успешно работавшего против России в начале минувшего века, была намного ярче, да и жизнь его завершилась иначе. Звали его Мотодзиро Акаси.

"Господин азиатского типа"

В один из летних дней 1902 года в Санкт-Петербург прибыл респектабельный господин, одетый по французской моде. Приезжий напоминал человека военного, так как его выправка и зрелый возраст невольно подсказывали, что он когда-то служил в регулярной армии, а сегодня, по-видимому, коммивояжер. И еще, что бросалось в глаза филерам, дежурившим на перроне Варшавского вокзала, это – азиатские черты лица, тонкие губы и аккуратно подстриженные черные усы приезжего.

В тот же день вечером на стол полковника В.М. Пирамидова, начальника Санкт-Петербургского охранного отделения, легло донесение, в котором сообщалось, что агентами наружного наблюдения выявлен "господин азиатского типа". Проследовав за ним до Кронвертского проспекта от Варшавского вокзала, они увидели, как кучер высадил иностранца у дома, где проживает японец-студент Уедо Сентаро, за которым с весны прошлого года ведется негласное наблюдение. Приезжий, однако, никого из полицейских чиновников не заинтересовал, и только два года спустя, когда уже началась война на Дальнем Востоке, российский сыск занялся им всерьез. 16 ноября 1904-го в Департаменте полиции было заведено официальное Дело №28 "О предосудительной против России деятельности японского полковника Акаши и его сотрудников Деканози, Зильякуса и др.".

"Господин азиатского типа" – это и есть японский полковник Акаши. Правильно – Акаси.

Жандармский ротмистр Владимир Лавров, возглавлявший особый разведочный отдел при Главном штабе и "вычисливший" Акаси, о своем "герое" узнал немного: родился Акаси Мотодзиро в 1864 году, в 1880 году оканчивает военный колледж, а спустя пять лет поступает в Академию Генерального штаба, в 1890 году отправляется в Китай, как сотрудник разведотдела Генштаба, некоторое время находится на Тайване (о-в Формоза), а в 1901 году получает назначение военным агентом во Францию, откуда в 1902 году перебирается в Санкт-Петербург. Одна немаловажная деталь – Акаси не знал русского языка, но зато свободно владел основными европейскими. Стало быть, в России не мог обходиться без переводчика, поэтому и привлек "студента" Уедо Сентаро, который, как показало в дальнейшем расследование, ни разу не переступил порог Санкт-Петербургского университета. По просьбе Акаси "студент" снял квартиру для своего шефа вместе с экономкой, засидевшейся в девках.

Первое знакомство ротмистра Лаврова с полковником Акаси произошло случайно. В июне 1903 года, как только Особый отдел приступил к работе, помощники Лаврова обратили внимание на военного агента Австро-Венгрии князя Готфрида Гогенлоэ-Шиллингсфюрста, который контактировал с английским военным агентом полковником Непиром и загадочным японцем. Изучив отчеты филеров, ротмистр Лавров пришел к выводу, что японский резидент, хотя и сверхосторожен, но все же не безупречен. "Слабым звеном" оказался его заместитель, капитан Тано. Установив постоянное наблюдение за капитаном и его квартирой, Лавров вскоре обнаружил главное: по субботам квартиру Тано посещает русский офицер в чине ротмистра. После полудня, в определенный час, туда же направляет свои стопы и полковник Акаси. На перекидном календаре Лаврова появляются пометки: "26 декабря 1903 г. Тано–ротмистр–Акаси"; "17 января 1904 г. те же самые лица"; "18 января (воскресенье) 1904 г. те же самые лица".

По уставу того времени Лавров, находясь в одинаковом чине, не имел право ни арестовать, ни допрашивать неизвестного ротмистра. Проблема, однако, решилась сама собой: в ночь на 27 января (9 февраля) 1904 года началась русско-японская война, которая развязала контрразведчику руки. Ротмистр Ивков Николай Иванович, штаб-офицер по особым поручениям при Главном интендантстве Военного министерства, напичканный секретами, как рождественская индюшка яблоками, был вызван на допрос и, после предъявленного ему Лавровым обвинения в нарушении присяги и разглашении государственной тайны, не стал упорствовать, сознавшись во всем. Факты его связей с японским резидентом полковником Акаси были доказаны, признался Ивков и в другом преступлении: в передаче секретных материалов германскому военному агенту подполковнику барону фон Лютвицу. В архивах сохранились сведения о том, что от немца-барона Ивков получил 2000 рублей, а вот сколько платил за "услуги" японец-самурай, мы, к сожалению, уже никогда не узнаем.

Ивков сам показал тайник, в котором хранились копии различных документов, приказов, в том числе и мобилизационный план Главного штаба российской армии, который был передан Акаси. Находясь в камере-одиночке в ожидании суда, Ивков покончил с собой.

Враг моего врага – мой друг

Полковник Акаси успел уйти за кордон и под вымышленным именем обосновался в Вене. Почему Вена, а не Париж, где начинал свою "деятельность" Акаси? Дело в том, что в начале ХХ века именно Вена была центром международного шпионажа, здесь находились "почтовые ящики", здесь пересекались "каналы". Японского полковника первой "засекла" австро-венгерская контрразведка, которая плотно опекала приезжих иностранцев, останавливающихся в отеле "Кломзер", где жил Акаси. Знали венские филеры и о связях военного агента Австро-Венгрии князя Готфрида Гогенлоэ-Шиллингсфюрса с Акаси, о их встречах в Санкт-Петербурге. Российские коллеги были вынуждены вспомнить о японце после того как из Вены стала приходить информация о встречах Акаси с польскими и финскими оппозиционерами, от которых японский разведчик получал сведения об освободительном движении в России. Прежде всего российский сыск беспокоили контакты Акаси с Романом Дмовским и Юзефом Пилсудским. Первый – член Тайного совета Лиги народовой, второй – лидер правого крыла Польской социалистической партии. С финской стороны – Конни Циллиакус (Зиллиакус, Зильякус), основатель и один из лидеров Финляндской партии активного сопротивления.

Знакомство с этими людьми для Акаси оказалось чрезвычайно полезным. Как свидетельствуют документы, сегодня известные российским историкам, в феврале 1904 года полковник Акаси вел переговоры с Циллиакусом об оказании финансовой помощи финским революционерам, чтобы ускорить начало вооруженного восстания. О восстании говорил японец и с поляками: речь шла о возможности участия Лиги народовой в вооруженном восстании и о выходе Польши из состава России. Для детальной проработки этого "проекта" Акаси организовал "командировку" в Токио для своих новых партнеров, снабдив их не только надежными документами, но и деньгами.

Сначала в Японию отправился Дмовский, а затем там появился и Юзеф Пилсудский для ведения переговоров о совместной борьбе с царской Россией. Гостям была обещана щедрая помощь "в частном порядке", если господин Пилсудский займется разведовательной работой в тылу русской армии и распропагандированием солдат-поляков. На руки Пилсудскому японцы выдали 20 тысяч фунтов стерлингов (по обменному курсу тех лет – это 200 тысяч рублей).

Похожая партия была расписана японской разведкой и с финскими националистами, и с кавказскими. Акаси с особым пристрастием относился к Конни Циллиакусу, лидеру Финляндской партии активного сопротивления. Он был нужен полковнику для масштабных акций, которые Акаси планировал на 1905 год. В досье, заведенном санкт-петербургским Особым отделом Департамента полиции на полковника Акаси, достаточно материалов, свидетельствующих, что Циллиакус играл ведущую роль в операциях японской разведки. Еще одним фигурантом в операциях Акаси был горный инженер Георгий Деканозов, издававший в Париже газету "Армения", а несколько позже, вместе с грузинским князем А.Джорджадзе, выпускавший журнал "Сакартвело", считавшийся органом Грузинской партии социалистов-революционеров.

Российские сыщики, состоящие в штате Заграничной агентуры Департамента полиции, прилагали отчаянные усилия, чтобы не упустить из виду Акаси и его агентов. За каждым шагом Циллиакуса в Финляндии, Швеции и германии следила группа филеров, возглавляемая подполковником Леонидом Александровичем Ратаевым, а во Франции все контрразведовательные дела вел журналист, надворный советник Иван Федорович Манасевич-Мануйлов.

Его Величество Случай оказал Ивану Федоровичу великую услугу. Ему удалось завербовать горничную парижского отеля "Международный" Фемми Массон, обслуживающую номера второго этажа, где у полковника Акаси была привычка снимать один и тот же номер – двадцатый. Получив сообщение горничной об очередном приезде японского полковника, Манасевич-Мануйлов распорядился усилить наблюдение и забронировал номер 19 для своих агентов. Так русская разведка поучаствовала в секретных переговорах Акаси с Циллиакусом. Весь разговор между японцем и финном велся на французском языке, и сыщики узнали о готовящейся операции по переброске морем оружия из Гамбурга.

Полковник Акаси заказывал не дешевую музыку. Назову только несколько сумм, зафиксированных в документах: Циллиакус получал от 2000 до 4000 франков; Деканозову полковник выплачивал еженедельно 2050 франков, или 750 рублей. В тоже время, для сравнения, Манасевич-Мануйлов, как заведующий заграничной агентурой, получал от своего начальства в 5 раз меньше – 150 рублей. Японский Генштаб на операцию с оружием для "русской революции" не поскупился, отправив в Париж дополнительно миллион иен на нужды резидента. Игра того стоила.

Из чемодана Акаси была изъята записка, копию которой Манасевич-Мануйлов отправил в Санкт-Петербург. Поясняя содержание записки, Иван Федорович докладывал: "Японское правительство при помощи своего агента Акаши дало на приобретение 14500 ружей различным революционным группа 15300 фунтов стерлингов, то есть 382500 франков. Кроме того, им выдано 4000 фунтов (100000 фраков) социалистам-революционерам и на приобретение яхты с содержанием экипажа 4000 фунтов (100000 франков)".

Остановить движение пароходов и яхт с оружием, закупленным на японские деньги, российская полиция, увы, не сумела. В конце августа 1905 года первый пароход "Джон Графтон" прибыл в Ботнический залив и прошел к устью реки Кеми-Йоки, где произошла первая выгрузка, затем, в порту Пиэтарсари на берег отправился второй "транш". В сентябре 1905 года из Амстердама вышел пароход "Сириус" с 5000 винтовками, которые по судовым документам проходили как продовольственные товары. 24 ноября 1905 года пароход благополучно прибыл к берегам Колхиды, где главным портовым городом считался Поти. Ночью к пароходу подошли четыре рыбацких баркаса, на которые и было перегружено оружие и боеприпасы. У каждого баркаса был свой маршрут: один направился в Поти, другой в район Гагр, третий – в Редут-Кале, четвертый разгрузился где-то близ Сухуми. Все оружие, прибывшее из Амстердама, попало по назначению. И как тут не вспомнить слова японского генерала Тераучи: "Во время войны все средства вредить врагу – хороши".

Самураи и социалисты

Добившись влияния на социалистов-революционеров через Циллиакуса, полковник Акаси заинтересовался личностью В.И. Ульянова (Ленина), находившегося в эмиграции в Женеве. Все тот же Циллиакус был против активных контактов с лидером РСДРП. Он склонялся к тому, чтобы привлечь священника Гапона, который появился в Париже после январского "кровавого воскресенья" 1905 года. Гапона предлагалось использовать для проведения очередной межпартийной конференции, оплачиваемой полковником Акаси. Японский резидент встретился с попом и поручил ему переговорить с Лениным. В середине февраля 1905 года такая встреча состоялась, она была посвящена сближению большевистской фракции РСДРП с партией эсеров, а также практической подготовке вооруженного восстания против царизма. После этой встречи с Гапоном Ленин написал статью "О боевом соглашении для восстания". Нет смысла сейчас вдаваться подробно в содержание этой статьи, важно отметить, что Ленин находил возможным на этом этапе "боевого единения социал-демократической партии с партией революционно-демократической, с партией соц.-рев.", считая этот союз "возможным, полезным и необходимым".

Российский ученый Анатолий Уткин утверждает, что встреча Ленина с Акаси в итоге состоялась при посредничестве Веры Засулич, и даже сохранилась запись, то есть донесение Акаси в Токио. Японский резидент увидел Ленина таким: "Коллеги-социалисты считают Ленина способным на ВСЕ методы борьбы для достижения целей. У меня о нем сложилось мнение как об искреннем человеке, лишенном эгоизма. Он пойдет на все ради своей доктрины, Ленин – это личность, способная вызвать революцию".

Межпартийная конференция, застрельщиками которой были Акаси, Циллиакус, Гапон и другие лица, находившиеся в эмиграции, состоялась в Женеве с 2-го по 8-е апреля 1905 года. Полковник был всецело удовлетворен результатами конференции и, вероятно, настолько уверовал в собственное дарование разведчика, что все дальнейшие революционные события и, конечно, террор в России (убийство Г.И. Бобрикова, Финляндского генерал-губернатора; Великого князя Сергея Александровича, Московского генерал-губернатора; В.К. фон Плеве, министра внутренних дел, а также восстание на эскадренном броненосце "Князь Потемкин-Таврический") был склонен относить на свой счет. Для обострения внутриполитической ситуации в России он раздавал крупные суммы в иенах, фунтах стерлингов, франках лидерам партий и партийным активистам. В сложной финансово-политической игре, по утверждению западных исследователей, замешан и лично Ленин. Ученые, ссылаясь на японские источники, считают, что полковник Акаси выделил Ленину 50 тысяч иен, отдельный транш был выделен на издание большевистской газеты "Вперед". Сама Женевская конференция обошлась японскому Генштабу в 100000 иен. Впоследствии Акаси признавался: "Мы должны были заставить их (революционеров – В.Г.) делать дело, приободрить их, и, конечно же, мы должны были делать все это в обстановке исключительной секретности".

Карьера резидента

23 августа (3 сентября) 1905 года был подписан Портсмутский мирный договор с Японией. Войне пришел конец. Полковника Акаси отозвали в Токио. На своей родине резидент заслужил признание выдающегося разведчика. Император пожаловал ему чин генерал-майора и возвел в почетное звание – барон. Его грудь украсили самые высокие награды Японской империи. Не обидели новоиспеченного генерала и новым назначением 6 (19) июля 1907 года в корейскую столицу Сеул прибыли маркиз Ито и министр иностранных дел Хаяси, их сопровождал генерал-майор Акаси. Японцы прибыли сместить с поста императора Коджону, чтобы он передал престол наследнику Сунджону. Отречение состоялось, как говорится, "по собственному желанию Императора Кореи". А Акаси был назначен главой полицейского ведомства Кореи. Почти семь лет Акаси занимался укрощением антияпонских выступлений, помогая японскому генеральному консулу получить контроль над корейским правительством. Как только власть фактически перешла к японцам, генерал Акаси в 1914 году вернулся в Токио, заняв должность заместителя начальника Генерального штаба. После окончания первой мировой войны уже генерал-лейтенант Акаси получает новое назначение – командующим вооруженными силами и одновременно генерал-губернатором острова Тайвань. К этому времени Мотодзиро Акаси был женат, растил двух сыновей.

В 1919 году он скоропостижно скончался в возрасте 55 лет. Ему далеко еще было отставки. В чине полного генерала – служить да служить. Однако – сердце не выдержало. Его прах до буддийского погоста везли на орудийном лафете...

№398 за 21.10.2004

Об этом сообщает Руспрес


  • О нас

    На нашем сайте вы всегда можете найти ежедневно обновляемые актуальные новости со всех регионов странны, без субъектива и политической ангажированности. Среди основных рубрик нашего сайта, которым мы отдаём предпочтение стоит выделить новости экономики, новости политики, новости недвижимости.