Кубышка Кирилла.

Патриарх Кирилл
Патриарх Кирилл
Последний раз бюджет Русской православной церкви публиковался в 1997 году при патриархе Алексии II. С тех пор финансы Московской патриархии (МП) — центрального аппарата РПЦ — стали тайной за семью печатями. Пресс-служба патриархии не отвечает на вопросы о церковном бюджете, а просочившиеся в СМИ сведения крайне скудны и обрывочны. Daily Storm попытался составить картину того, сколько денег получает патриархия ежегодно и на что их тратит. Оказалось, что доходы МП не исчисляются многими миллиардами рублей, хотя так может показаться при взгляде на роскошное убранство храмов и из-за темпов их строительства.

Сумма собственных доходов патриархии (без учета траншей из государственного бюджета на определенные властями цели), согласно нашим подсчетам, составляет до миллиарда рублей в год. Эти средства Московская патриархия тратит на содержание своих управлений и отделов, на поддержку православных учебных заведений, на церковную дипломатию по всему миру и благотворительность, а также на нужды самого патриарха Московского и всея Руси.

Кубышка патриарха

Московская патриархия определяет, как живёт вся Церковь, контактирует с властями России и других стран, решает все важнейшие церковные вопросы. Её руководителем является патриарх, он возглавляет и Священный Синод — совещательный орган, который управляет РПЦ в период между Архиерейскими соборами. В Синод входят девять постоянных и пять временных членов — епархиальных архиереев. Пользуясь политической аналогией, Синод — это президиум партии, а Архиерейский собор — партийный съезд.

Глава XXI Устава РПЦ гласит, что патриарх и Синод являются главными распорядителями денег РПЦ. Но ещё один — это Высший церковный совет, в который входят руководители синодальных отделов МП. В патриархии есть отделы, управления и комиссии. 19 из них подчиняются Синоду, ещё 11 — непосредственно патриарху. Среди них пресс-служба, дипломатическая служба (ОВЦС), управления по делам молодежи, социальному служению и благотворительности и так далее.

Деньги в бюджет патриархии поступают в основном в виде ежемесячных платежей от епархий (епархиальный сбор), от различных церковных учреждений, предприятий и представительств за рубежом, а также в виде пожертвований. Пожертвования прихожан и спонсорские деньги составляют большую часть доходов. Устав не запрещает Церкви получать выручку и от ценных бумаг и вкладов, а также от работы компаний, учрежденных подразделениями РПЦ «самостоятельно или совместно с иными юридическими или физическими лицами», сказано в Уставе.

РПЦ по состоянию на начало 2019 года включает в себя 309 епархий с 382 архиереями на территории различных стран, в её храмах служат десятки тысяч священников. В ней около тысячи монастырей и почти 40 тысяч приходов, в странах дальнего зарубежья действует 19 епархий с 977 приходами и 40 монастырями. Московская патриархия, получающая сборы от всех епархий, руководит всем этим, однако её бюджет — это не бюджет всей Церкви. Каждая епархия и каждый приход обычно оформляются как отдельные юрлица, ведут собственную бухгалтерию и имеют свои банковские счета. Поэтому патриархия не в состоянии мониторить все денежные потоки в РПЦ.

Очевидно, что для управления такой колоссальной структурой необходим аппарат, а на его содержание нужны немалые средства.

Московские приходы

Ежемесячные сборы с епархий по всей России и со столичных храмов — крупнейшая статья доходов Московской патриархии. Сборы отчисляют и некоторые монастыри — ставропигиальные, то есть подчиняющиеся напрямую патриарху. Суммы поступлений не разглашаются, но, как рассказали несколько источников Daily Storm, объём сбора устанавливается индивидуально для каждого храма и монастыря и обычно составляет 15-30% от дохода. Настоятелей уведомляют об этом письмами или электронными сообщениями.

«Раньше поступления из епархий были символическими, сейчас они больше. Некоторые богатые митрополии могут отчислять до 50 миллионов в год. Бедные епархии ничего не платят, особенно расположенные на Дальнем Востоке», — рассказал Daily Storm протоиерей Всеволод Чаплин — один из немногих, кто общается с журналистами на тему церковных финансов.

Протоиерей Всеволод Чаплин
Протоиерей Всеволод Чаплин
По состоянию на 2016 года за год патриархия получает от епархий в общей сложности около 300 миллионов рублей, полагает Чаплин. Сейчас в РПЦ существуют 194 епархии на территории России. Деньги поступают в Финансово-хозяйственное управление РПЦ (ФХУ).

В Москве, как говорится в докладе патриарха Кирилла, действуют 1179 церквей, но службы проходят только в 516. Из них приходских храмов, которые посещает существенное число прихожан, — 301. Ещё 117 — временные. Именно у этих 418 храмов достаточно возможностей для отчисления существенных сумм в МП. Возможности зависят от пожертвований прихожан и дохода церквей от продажи свечей и утвари. Некоторые храмы, имеющие свободные помещения, сдают их в аренду, чтобы заработать больше.

При этом более 760 храмов в столице — строящиеся или расположены в монастырях, при больницах, тюрьмах и других учреждениях, где мало прихожан. Как правило, они не отчисляют сборы в патриархию.

Источники в РПЦ подтвердили, что в Москве лишь около 400 храмов получают существенный доход. Из них 300, по приблизительной оценке, отправляют в патриархию в среднем по 500 тысяч рублей за год (обычно это 15-30% от всех доходов храма). Приблизительно по миллиону рублей платят около 100 храмов — они в основном расположены в густонаселённых районах Москвы. Лишь самые известные и популярные у верующих и туристов способны отчислять в патриархию более 1,5 миллиона рублей в год, считают собеседники в РПЦ. Ведь на каждого настоятеля, помимо «налога», возложена обязанность содержать свой храм в надлежащем виде и платить зарплаты священникам и персоналу. А деньги на это Церковь в подавляющем большинстве случаев не выделяет, поэтому настоятели сами постоянно ищут спонсоров.

«Очевидно, что посещаемые приходы, которые расположены в спальных районах, имеют большие финансовые возможности. Но есть и приходы, от которых нет никаких поступлений в патриархию: больничные, тюремные храмы, куда ходят люди, у которых нет никаких средств. Ситуация во всех храмах очень разная», — пояснил Daily Storm Всеволод Чаплин.

При этом, по словам протоиерея, в последние годы люди стали оставлять существенно меньше пожертвований. Из-за этого уменьшились и суммы сборов в патриархию.

«Мой приход — один из крупнейших в Москве. Мы отчисляем в патриархию в год примерно миллион двести тысяч рублей, — рассказал Daily Storm настоятель одного из храмов в спальном районе столицы. — Приход может находиться в центре и там может быть много прихожан, но там может не быть активной жизни: нет крещений, отпеваний. А на окраине, где люди живут, будет совсем другая ситуация».

Патриархия также получает деньги от ставропигиальных монастырей, которые находятся в России и других странах. Ставропигиальный («крестоутвержденный») — означает подчиняющийся патриарху. На сайте МП ставропигиальными названы 33 монастыря. В их числе Троице-Сергиева лавра в Сергиевом Посаде, Оптина пустынь, Новый Иерусалим в Истре, Валаам, Соловки, Пюхтица и ряд других монастырей.

Собеседник Daily Storm в руководстве Троице-Сергиевой лавры рассказал, какие суммы отчисляют патриархии ставропигиальные монастыри: «Раньше они отчисляли 10% от того, что официально проводили по бухгалтерии. Ежемесячно Троице-Сергиева лавра отчисляла полтора-два миллиона», — сказал источник.

При этом он посетовал, что монастырям дорого обходятся визиты патриарха. В РПЦ есть устоявшаяся традиция: при каждом посещении высшего начальства оно получает от принимающей стороны суммы в конвертах. Получается, что эти расходы тоже уходят в МП. «Каждый визит патриарха обходится лавре в пять миллионов рублей, — сказал источник. —Надо всех разместить, накормить и что-то в карман положить».

Об истоках этой традиции рассказал Daily Storm настоятель одного из московских храмов, протоиерей Алексий. «Если архиерей приезжает в приход, то это большой праздник. Мы чтим архиерея как духовного отца. Это обычная благодарность священника. Без архиерея Церкви нет. Просто так должно быть. Сейчас это делается добровольно, насколько приход может это себе позволить. Обязаловки нет», — сказал священнослужитель.

Вывести среднюю сумму доходов Московской патриархии со ставропигиальных монастырей весьма сложно. Троице-Сергиева лавра — крупнейший и богатейший из них, имеющий своё хозяйство и расположенный недалеко от Москвы, — привлекает много туристов. Другие монастыри, вероятно, не могут отчислять в МП такие крупные суммы. Если считать, что из 33 монастырей половина отчисляет примерно полмиллиона рублей в год, а другая — миллион, то патриархия получает около 25 миллионов рублей ежегодно.

В целом, по приблизительной оценке, все московские храмы и ставропигиальные монастыри ежегодно пополняют «кубышку патриарха» на 400 миллионов рублей. Деньги поступают каждый месяц через викариатства в административных округах Москвы в Финансово-хозяйственное управление (ФХУ) Московской патриархии. Там средства оформляют и затем кладут на банковские счета. Несколько лет назад их хранили в банках «Софрино» и «Пересвет». Сегодня на сайте ФХУ в разделе «Реквизиты» указан банк ВТБ.

Свечи и патриаршее вино

Существенная строка доходов РПЦ — прибыль, получаемая предприятиями, принадлежащими Московской патриархии.

Согласно данным системы «СПАРК-Интерфакс», в 2018 году оборот гостиницы «Даниловская» при МП составил 102 миллиона рублей, прибыль — около 4,4 миллиона, предприятие уплатило 877 тысяч рублей налогов. У патриаршего издательства оборот 40 миллионов, прибыль — 278 тысяч рублей, было уплачено налогов на 75 тысяч рублей. Оборот же церковного предприятия «Софрино», которое производит утварь, иконы и свечи, — два миллиарда, но по итогам года оно показало убыточность в 40 миллионов. При этом в 2015 году его оборот составлял почти три миллиарда рублей.

Единственный надёжный источник дохода «Софрино» — продажа свечей, которые постоянно заказывают все храмы. Однако на содержание предприятия с дорогим оборудованием для золочения средств все равно не хватает. По словам Всеволода Чаплина, прибыль падает из-за того, что прихожане покупают все меньше церковной утвари и икон — у большинства они уже есть. А храмы приобретают их один раз.

«К тому же сейчас Китай производит дешевую утварь для всех конфессий, китайские производители зашли и на российский рынок», — посетовал отец Всеволод.

Сейчас Московская патриархия создает новое предприятие: винодельческое хозяйство «Мезыбь» в селе Дивноморское по соседству с резиденцией патриарха Кирилла. По данным системы «СПАРК-Интерфакс», совладельцами хозяйства являются ФХУ МП и «Софрино». СМИ писали, что предприятие собирается производить классические сухие вина из популярных сортов винограда и продавать их под брендом Mezyb. По словам пресс-секретаря патриарха Александра Волкова, РПЦ будет использовать опыт католиков: «Не думаю, что это будет масс-маркет. Вероятно, это будет достаточно эксклюзивное вино, как, скажем, есть у католиков папские вина, которые сложно купить».

В 2016 году доходы от церковных предприятий протоиерей Всеволод Чаплин оценивал в 150 миллионов рублей в год. Сейчас из-за падения продаж церковных товаров речь, по его словам, может идти о 50-100 миллионах рублей.

Общая сумма регулярных поступлений в МП от московских приходов, ставропигий, епархий и церковных предприятий составляет около 800 миллионов в год.

"Праздничные настоятели"

На собранные разными способами деньги Московская патриархия содержит свой аппарат. Основные её расходы — это зарплаты. По подсчетам на основании информации источников Daily Storm, содержание всех отделов и управлений обходится патриархии примерно в 150 миллионов рублей в год.

Интересная деталь. Как рассказал нам один из московских священников, раньше МП оплачивала из своего бюджета зарплаты всему аппарату, но теперь часть отделов и управлений перевели на самоокупаемость и они финансируются за счёт нескольких московских храмов. Ежемесячно поступления составляют сотни тысяч рублей. Один из храмов с большим количеством прихожан отчисляет каждый месяц по 300 тысяч рублей на обеспечение деятельности патриарха Кирилла. Как отметил источник, для нынешних скудных на пожертвования времен это ощутимая сумма.

«Патриарх Кирилл назначил руководителей отделов МП настоятелями храмов. И теперь отделы финансируются храмами, настоятелями которых стали главы отделов. Их распихали по всей Москве, и приходы взвыли: свой штат кормить нечем, а тут надо давать большие суммы человеку, который появляется в храме только по праздникам», — рассказал собеседник в руководстве Троице-Сергиевой лавры.

Есть и другие примеры, как МП выходит из положения. Отдел по социальному служению и благотворительности находится на содержании спонсоров, оплачивая штат из регулярных пожертвований.

Патриарх

Содержание и обеспечение деятельности патриарха — одна из важнейших задач Московской патриархии.

Помимо проведения праздничных богослужений, предстоятель РПЦ часто встречается с государственными деятелями России и других стран, а также со священнослужителями иных конфессий. Для этих встреч у патриарха есть резиденции. СМИ чаще всего пишут про стоимость их строительства, но интереснее то, что в Церкви считают вложения в убранство резиденций политически важными и оправданными.

«Патриарх Кирилл нуждается в хорошей резиденции, а может быть, и в нескольких. Где можно было бы принять главу православного государства, раввина или муфтия. И потом нам не будут пенять, что мы мелкая организация, которая не может достойно встретить высокого гостя, а значит, не достойна внимания и уважения. Иначе потом патриарху придётся сидеть у них в приёмной и искать их расположения», — заявил Daily Storm протоиерей Всеволод Чаплин.

Резиденций у патриарха как минимум три: в Переделкине, в Дивноморске под Геленджиком — Духовно-просветительский центр РПЦ на юге России — и в Свято-Даниловом монастыре.

«Они оформлены как подворья, но по сути это резиденции», — говорит собеседник в РПЦ.

В мае 2019 года издание The Bell опубликовало статью о строительстве патриаршей резиденции за 2,8 миллиарда рублей в городе Пушкино. Правда, заказчиком выступило государство: управление делами президента. Но позже пресс-служба патриархии опровергла информацию о строительстве резиденции, заявив, что там будут размещаться члены Священного Синода, а для предстоятеля РПЦ предназначены только одна-две комнаты.

Источник в РПЦ рассказал Daily Storm, что ему известно о некоторых расходах на личные нужды патриарха Кирилла. Он отметил следующее: «Деньги уходят на содержание резиденций. Ну и на содержание семьи: сестры, родственников сестры и прочих. Его сестра неплохо живёт. С ней стараются не связываться и по возможности ублажать».

Протоиерей Всеволод Чаплин по этому поводу заявил, что близкие родственники патриарха Кирилла «не могут бесконтрольно использовать церковные средства».

Рептильный фонд и "заначка на чёрный день"

Есть у Московской патриархии и другие важные, открыто говоря, политические задачи. Патриархия активно занимается церковной дипломатией. Это, естественно, требует затрат. Например, расходы Русской православной церкви на зарубежные представительства — епархии в других странах и различные общественные организации, коих насчитывается примерно 20-30 — составляют около 100-200 миллионов рублей ежегодно. Зарплаты церковных дипломатов — это далеко не все.

В РПЦ, как рассказал Daily Storm источник в церковных кругах, создан так называемый рептильный фонд — аналог фонда в царской охранке, из которого выплачивались деньги прессе и чиновникам за лояльность царскому двору. Так и в РПЦ есть фонд для финансирования лояльности иностранных чиновников и представителей других поместных церквей и конфессий.

Собеседник предположил, что отчасти из этого фонда оплачиваются расходы на урегулирование конфликта с Константинопольским патриархатом после создания на Украине автокефальной поместной православной церкви (ПЦУ). Константинопольский патриархат выдал Киеву томос об автокефалии, что спровоцировало конфликт с РПЦ. К слову, подчинённая Московской патриархии Украинская православная церковь находится на самообеспечении, денег из России не получает и в Москву их не отправляет.

«Я допускаю, что весьма дорогостоящие подарки могут делаться зарубежным чиновникам и православным иерархам. Но я не думаю, что есть какой-то специальный фонд. Многие предметы церковной утвари, которые были подарены иностранцам, предоставляло «Софрино», которое само их производит», — прокомментировал информацию источника протоиерей Всеволод Чаплин.

Также, по данным источников, в РПЦ откладывают часть свободных средств в «заначку». Ведь за сотни лет своего существования Церковь сталкивалась как с периодами лояльного отношения к себе со стороны власти, так и с гонениями.

Комментируя информацию о «заначке», протоиерей Всеволод Чаплин заявил, что не уверен в её существовании, но напомнил о лопнувших банках «Софрино» и «Пересвет». «Многое из того, что там хранилось, теперь утеряно», — заметил священник.

Благотворительность Московской патриархии

В отчете патриарха Кирилла за 2018 год говорится, что из средств, собранных с московских приходов и ставропигиальных монастырей, профинансированы четыре учебных заведения РПЦ, Московская клиническая больница святителя Алексия, телеканал «Спас» и частично — программа поддержки строительства храмов в российской столице.

Учебные заведения — это Московская и Санкт-Петербургская духовные академии, а также Сретенская и Московская духовные семинарии. В 2016 году бюджет Московской духовной академии (МДА) составил около 200 миллионов рублей. Как тогда писал дьякон Андрей Кураев, из бюджета патриархии учебное заведение финансируется на 50%, а оставшуюся половину традиционно дают спонсоры. МДА — крупнейшее православное учебное заведение России. Также в отчете сообщается, что в 2018 году 142 многодетных священнослужителя получили помощь на общую сумму около трёх миллионов рублей.

При патриархии создан Фонд поддержки строительства храмов в Москве, который занимается возведением церквей, однако он финансируется из средств, полученных от благотворителей. Как удалось выяснить, эта организация в основном помогает с разработкой проектной документации, а деньги на само строительство добывают будущие настоятели храмов. Патриархия участвует в создании далеко не всех храмов, помогая только там, где не удалось найти спонсоров.

По данным системы «СПАРК-Интерфакс», в 2018 году Фонд поддержки строительства храмов в Москве получил 194 миллиона рублей взносов. На благотворительную деятельность он потратил 182 миллиона, три миллиона ушло на зарплаты сотрудникам. Главой фонда является руководитель ФХУ, митрополит Вологодский и Кирилловский Игнатий (Депутатов).

В отчете патриарха говорится, что в столичных приходах в 2018 году насчитывалось 365 социальных работников. Из них 56% — штатные сотрудники на окладе (одна треть — священнослужители), 44% — добровольцы или нештатные сотрудники. В 2018 году созданы 72 новые собственные социальные службы. Среди наиболее распространенных видов приходского социального служения можно выделить организацию добровольческих групп милосердия, пунктов приёма и раздачи одежды, службы помощи семье, приходского консультирования. Всего в 2018 году при московских храмах действовало 1017 благотворительных организаций.

В Москве в 2018 году работали четыре столовые для бездомных и мобильный автобус благотворительного фонда «Помощник и покровитель», который ежемесячно оказывал помощь примерно 2200 нуждающимся. В восьми московских СИЗО работали 76 священников, поддерживая задержанных и предоставляя им книги, одежду и другую помощь. На церковные праздники арестанты получали от них подарки.

В 2018 году впервые была реализована «Программа помощи многодетным священнослужителям». Она включала в себя выплаты к началу учебного года — пять тысяч рублей на каждого школьника от семи до 18 лет. Помощь на общую сумму в 2,43 миллиона была оказана 142 священникам. Также от приходов её получили 133 человека на общие суммы в 866,7 тысячи рублей (ежемесячные выплаты) и 1,35 миллиона рублей (единовременные). В этом списке — выплаты служителям Церкви при рождении ребёнка, на это патриархия выделила 510 тысяч рублей.

Жить по средствам

Учитывая сложность организации и объём структуры РПЦ, становится понятно, почему нет федерального церковного бюджета. Московская патриархия мониторит только свои доходы от епархий, московских приходов и ставропигиальных монастырей, но не в состоянии отслеживать все пожертвования. Церковь — не финансовое учреждение, поэтому в ней не видят необходимости создания централизованной финансовой системы. Есть только епархиальные сборы, а в то, как епархии тратят свободные средства, патриархия не вмешивается. В результате большинство пожертвований тратится на содержание храмов, иначе они скоро обветшают.

РПЦ — это не корпорация, созданная для зарабатывания денег, заявил Daily Storm настоятель одного из московских храмов отец Алексий: «Если бы Церковь хотела зарабатывать деньги, то мы бы служили требы для всех: и атеистов, и католиков, и баптистов — лишь бы деньги давали. А так мы отпеваем только наших, крещеных православных».

Протоиерей Всеволод Чаплин также высказался о роли денег в жизни Церкви: «Некоторые считают, что денежный вопрос в Церкви главный. В советское время в РПЦ пришло много людей, которые были весьма одарены в коммерческих вопросах. Если бы они пошли в бизнес, то, может быть, стали бы успешными бизнесменами и смогли бы сколотить большие состояния, которые бы потратили на себя. Но сама жизнь этих людей показывает, что в Церковь они шли не за деньгами. А сейчас этих денег стало совсем немного. Поэтому искать какую-то шкурную мотивацию в Церкви странно. Но то, как расходуются средства, — это вопрос повышенного морального значения».

По словам протоиерея, сейчас школьный учитель в среднем получает больше священника, так что церковь перестала быть местом обогащения.

Закрытость финансовой деятельности РПЦ одобряют далеко не все священнослужители. Многие из них выступают за прозрачность, но не идут против общецерковного принципа «так принято». Всеволод Чаплин считает, что надо вернуться к практике публикаций расходов и доходов, как это было при патриархе Алексии II. Ведь открытость скажется и на отношении миллионов россиян к Церкви.

«Главный вопрос — что делать. Прежде всего, жить по средствам. Почему бы не пригласить нескольких экономистов и вместе с ними не взвесить все доходы и расходы? А потом вместе со всей Церковью — с духовенством и мирянами, которые и наполняют её бюджет — обсудить, на что средства надо тратить, а от чего стоит отказаться», — выразил своё мнение протоиерей.

«Важно, чтобы каждый прихожанин понимал, куда церковные средства тратятся. Нужно, чтобы к людям не относились как к кормовой базе, так как они члены христианского братства», — добавил Всеволод Чаплин.

Daily Storm при подсчете доходов Московской патриархии не учитывал спонсорскую помощь от физических и юридических лиц, в том числе госкомпаний, поскольку её объёмы и регулярность невозможно предсказать. Церковь участвует в жизни общества и государство выделяет деньги на определенные цели и мероприятия, которые проводятся силами РПЦ. Иногда это крупные суммы — сотни миллионов рублей в год. Эти статьи расходов бюджета являются открытой информацией.

***

Крупный бизнесмен построил часовню в память о человеке, которого убил, чтобы замолить грех. Церковь приняла такую жертву

Оригинал этого материала
© Daily Storm, 11.11.2019

Меркантильный вопрос: откуда в Церкви берутся деньги

Александр Слабиев

Церковная экономика — вещь крайне непрозрачная. Откуда берутся деньги в епархиях и приходах, в открытых источниках данных нет. При этом, как рассказали Daily Storm несколько настоятелей небольших храмов в Москве и регионах, объём бюджета отдельного прихода обычно составляет от одного до пяти миллионов рублей в год. У крупных храмов — десятки миллионов. Все церкви отчисляют в епархию так называемый епархиальный сбор — внутрицерковный налог, о котором не принято рассказывать. При этом священники, которые служат «на земле», вынуждены содержать храмы и зарабатывать себе на жизнь. В таких условиях каждый настоятель становится отчасти предпринимателем.

Доходы

В РПЦ нет общих для всех финансовых правил. В каждой епархии деньги распределяют по-своему, руководствуясь принципом «так принято». Священники избегают говорить с журналистами на меркантильные темы. Однако сложностей у них хватает. Каждый настоятель обязан содержать храм в надлежащем виде, платить зарплаты сотрудникам и отчислять часть доходов в епархию. Основные источники доходов для храмов: спонсорская помощь и пожертвования, которые оставляют прихожане в «церковных кружках».

Cпонсорами приходов чаще всего выступают бизнесмены, которых жизнь связала с настоятелем или со священниками храма. Кто-то помогает церкви, потому что это престижно, а кто-то верит и надеется на то, что эта жертва зачтется после смерти. Есть спонсоры, которых находит патриархия и «прикрепляет» к конкретному приходу. Иногда в роли спонсора выступают чиновники или целые ведомства.

Суммы пожертвований могут быть огромными, но обычно в таких случаях это целевая помощь на ремонт, реконструкцию или проведение какого-то мероприятия. Крупные средства редко попадают на банковский счёт общины. Но иногда спонсоры все же дают деньги просто так, в бюджет храма. Это обеспечивает каждодневную деятельность прихода.

«Сейчас стало гораздо меньше спонсоров, а те, которые есть, — все более прижимисты. Они могут прислать рабочих, оплатить икону, иногда оплатить праздничную трапезу», — рассказал Daily Storm протоиерей Всеволод Чаплин, настоятель московского храма Феодора Студита у Никитских ворот.

Нередки слухи и публикации о том, что священнослужители принимают пожертвования от представителей криминалитета. В церкви на эту тему отвечают так: лучше, когда человек раскаивается в совершенном грехе, чем грех нераскаянный. Например, в одном городе среди православных говорят, что крупный бизнесмен в конце 90-х годов «заказал» бизнес-партнёра, и того застрелили. Прошли годы, и он построил часовню в память о человеке, которого убил, чтобы замолить грех. Церковь приняла такую жертву.

При отсутствии спонсорской помощи 60-80% всего приходского бюджета формируется за счёт продаж свечей и пожертвований прихожан. На свечах удается заработать больше всего, также верующие оставляют храму деньги с записками о молитвах за близких или умерших. Ещё один источник доходов — пожертвования, которые остаются в специальных ящичках — «церковных кружках». Кто-то оставляет 100 рублей, а кто-то — десять тысяч, прогнозировать точную сумму поступлений невозможно.

В церковной лавке помимо свечей продаются иконы, книги и утварь, но их покупают мало, говорят собеседники Daily Storm. Всю продукцию храмы приобретают у епархий, и заработать значительную сумму не получается, тем более в селах. «Просто все, кому это надо, уже купили, — поясняет Чаплин. — Очень мало стали покупать церковных книг. Книги, как и утварь, — это разовые покупки, у большинства прихожан они уже дома есть. В месяц поступления от продаж составляют максимум десять тысяч рублей».

Некоторые храмы и монастыри, особенно в сельской местности, организуют какое-то подсобное хозяйство, занимаются фермерством. Самый распространенный церковный стартап в городах — это недорогое кафе.

Ещё один возможный источник дохода храма — получение гранта из регионального или федерального бюджета. Грант могут дать, например, на работу с молодежью или на профилактику наркомании. Но, по словам Всеволода Чаплина, получают деньги единицы приходов, а выделяется только часть от реально необходимой суммы. Его храм уже несколько лет подает на грант из бюджета Москвы, но пока ответа нет. При этом храм Феодора Студита у Никитских ворот находится в собственности города и является памятником федерального значения.

Как рассказал Daily Storm диакон Андрей Кураев, для получения гранта священникам иногда приходится участвовать и в коррупционных схемах: «Тут бывают и откаты, и приходится задействовать центральные церковные структуры, их лоббистские возможности». Говорить в деталях о финансовой деятельности РПЦ Кураев не стал, отметив, что недостаточно знаком с этой сферой.

«Церковные бюджеты всех уровней абсолютно непрозрачны для взгляда снизу. Это же касается и перечисления денег из прихода в епархию», — заключил он.

Расходы

«Епархиальный сбор» — важнейшая статья расходов каждого храма (15-25% бюджета). Деньги уходят правящему архиерею. Сумма определяется специальными письмами, которые рассылаются по приходам. Для маленьких храмов сбор составляет минимум несколько десятков тысяч рублей в месяц. Как рассказал Daily Storm священник одного из московских храмов отец Алексей, в последние годы настоятели столкнулись с кризисом — пожертвований не хватает. Поэтому приходы обращаются к спонсорам, чтобы оплатить сбор.

Если отчисления в епархию — самая важная, обязательная статья расходов, то крупнейшая — выплаты «техническому персоналу», то есть людям, которые работают в храме. «Это сторожа, это певчие, это служащие церковных лавок, это уборщики и рабочие — постоянные или временные. Эти расходы занимают примерно 70% бюджета», — рассказал Всеволод Чаплин, отметив, что часть сотрудников в храме оформляют по трудовому договору, а часть работают бесплатно как волонтёры.

Как сказано выше, если храму требуется серьёзный ремонт, то без поиска спонсоров настоятелю не обойтись. Но и на содержание храма тоже нужны деньги. Большая часть хозяйственных затрат складывается из коммунальных платежей, особенно в зимний период. Как выяснил Daily Storm, для маленьких храмов это десятки тысяч рублей, для крупных — сотни тысяч в месяц.

Сколько получают сами священнослужители, зависит от настоятеля. В Москве зарплаты священников составляют от 20 до 40 тысяч рублей. В регионах — меньше. За каждого священника РПЦ платит государству подоходный налог.

Церковная зарплата не может полностью обеспечить священника и его семью, поэтому приходится подрабатывать: совершать по заказу требы, то есть мелкие обряды: крещение, отпевание, освящение автомобиля или квартиры, благодарственные молебны. Обычно за это можно получить от нескольких сотен рублей до десяти-двадцати тысяч, если заказчик обеспеченный человек.

«Жизнь священника — это жизнь фрилансера. Как потопаешь, так и полопаешь... Часто приходится слышать, что приходишь освящать особняк на Рублевке, а тебе дают сто рублей. Иногда у священника есть люди, которые просто помогают. Помощь может быть целевая, например, детей к морю свозить», — рассказал Daily Storm Андрей Кураев.

Плата за требы остается у священника в большинстве случаев, но возможны исключения. Например, если покойника отпевали в храме, то священник по договоренности с настоятелем отдает часть денег в приходской бюджет. В любом случае основные требы — крещение и отпевание — в церкви обязаны проводить бесплатно.

«Если бы Церковь хотела зарабатывать деньги, то мы бы служили требы для всех: и атеистов, и католиков, и баптистов, лишь бы деньги давали. А так мы отпеваем только наших, крещеных православных», — сказал Daily Storm настоятель одного из московских храмов отец Алексей.

Как рассказали собеседники Daily Storm, сегодня многие настоятели заметили проявления экономического кризиса и многие храмы уходят в минус, так как прихожане, «захожане» и даже иностранные туристы стали скромнее в пожертвованиях. Случается, что и в центре Москвы у церквей не хватает средств.

Отдельная история — это строительство храмов. Многие считают, что РПЦ тратит на это огромные суммы, но это не так. В столице при патриархии создан «Фонд поддержки строительства храмов города Москвы», но из него не оплачивается строительство храма полностью. Фонд платит только за разработку проекта, а патриархия оказывает административное содействие. Все остальные деньги на возведение храма будущий настоятель ищет сам. В итоге недостроенные храмы стоят годами.

Некоторые храмы строят отдельные ведомства, как, например, Министерство обороны создает храм Воскресения Христова в парке «Патриот».

В регионах ситуация тяжелее. Преподаватель и литератор Александрина Вигилянская рассказала Daily Storm, как сама восстанавливает храм Рождества Богородицы в селе Курмыш Нижегородской области, где служил её прапрадед:

«Я не знала, как восстанавливать храмы, просто туда приехала, потом начала об этом рассказывать, и люди начали сами откликаться и жертвовать: кто 100 рублей, кто 500, кто тысячу. Потом у нас появились реставраторы, а только проект реставрации стоит три миллиона. Сначала на меня свалилось совершенно неожиданно 300 тысяч, и я заплатила им аванс. Потом мне позвонил один человек, сам меня нашел: вот вам 50 тысяч, другая женщина разыскала меня через радио «Радонеж» — дала ещё 50 тысяч. Потом приехали православные люди из дружественного прихода Святителя Николая в Сен-Луи — передали ещё денег. И вот у меня скопилось ровно 300 тысяч — я их повезу реставраторам, и у меня будет опять ноль. Вот так и восстанавливаем».

Вигилянская рассказала, что ни патриархия РПЦ, ни нижегородская епархия ей не помогают, разве что из других храмов присылают церковную утварь и иконы. «Я ни в коем случае не обвиняю Церковь, просто епархия сама нищая», — сказала она. А на восстановление храма нужны не тысячи, а десятки миллионов рублей. Разом получить такие деньги от спонсора и открыть храм удается крайне редко.


Источник: “http://www.compromat.ru/page_40853.htm”

  • О нас

    На нашем сайте вы всегда можете найти ежедневно обновляемые актуальные новости со всех регионов странны, без субъектива и политической ангажированности. Среди основных рубрик нашего сайта, которым мы отдаём предпочтение стоит выделить новости экономики, новости политики, новости недвижимости.